Гигер младший

Голод не тетка!

Ты пойдешь танцевать стриптиз с Любой Гайкович?


6 день

Алексей Онищенко

Сразу после студии, в автобусе по дороге к аэропорту, мне удалось пообщаться с некоторыми участниками проекта ГОЛОД. Мне было очень интересно узнать об их первых впечатлениях. Все мы понимаем, что первое впечатление может не раз измениться, хотя есть люди, которые считают, что как раз оно и есть самое верное.

По дороге в аэропорт они веселы и находятся в эйфории, они еще не запомнили имена друг друга, но уже сейчас пытаются проявить себя всеми возможными способами. Будет очень интересно узнать, как со временем изменятся их взгляды и сколько они продержаться в этом благодушном друг к другу расположении.

Какой первое впечатление от соперников, кто понравился, кто нет, хотя я понимаю, что первое мнение может сто раз кардинально измениться?

Карина Сабирзянова: Пока всё в порядке. Мои надежды, что участники будут молодыми, энергичными, с хорошим чувством юмора, пока оправдались. Опять же говорю: пока. Посмотрим, что будет дальше. У нас симпатичные мальчики, но кто мне понравился больше всех, я пока не скажу. Чтобы сказать, с кем я сдружусь из девочек, пока тоже слишком рано говорить.

Наталья Сюткина: Я могу сказать правду, мне понравились все, потому что пока я знаю их совсем немного. Может быть, я ошибаюсь, но я привыкла людям доверять, поэтому считаю, что все по-своему интересны и достойны участия, а что будет дальше — посмотрим.

Никита Голубев: Фиг знает, но в целом все нормальные, я предполагал, что будут намного хуже. Я думаю, я только через сутки смогу что-то сказать, пока все симпатичные и милые. Я никогда не основываюсь на первом взгляде, да и мало с кем успел пообщаться, разве что с Любой немного.

Зурико Назадзе: Вообще я в шоке от такого классного подбора людей. Ребята все супер, все молодцы, единственное, что меня смущает и настораживает — девочка, которая оставила ребенка с родителями и уехала на проект. Я понимаю, что мы все что-то оставили, но это мне не очень понятно.

Настя Рубцова: В отрицательную сторону пока никого не могу выделить, а в положительную… мне понравились Люба и Зурико — мне кажется, что они интересные люди.

Яна Голубятникова: Мне очень приятно, что подобралась хорошая компания, в которой большинство — люди творческие. В силу того, что у меня самой профессия творческая, общаться со всеми мне будет намного проще. На первый взгляд понравился Зурико, открытый веселый человечек, уверена, что в жизни он нигде не пропадет. Он мне близок по духу, впрочем, как и Наташа, опять же на первый взгляд, да в принципе сложно пока кого-то выделить — и Никита понравился, и Настя, и Карина… это те, с кем я успела пообщаться.

Александр Комов: Я по именам всех не помню, но девчонки все очень общительные. Из ребят Никита Голубев приятен, общительный Зурико…

Как вы думаете, сколько времени продержатся дружеские отношения на проекте?

Карина Сабирзянова: Я думаю, продержимся до той поры, пока нас не станет крючить от голода.

Наталья Сюткина: Я бы, конечно, хотела, чтобы мы оставались людьми от начала и до конца, как бы тяжело ни было, кто бы ни ушел.

Никита Голубев: Я думал уже об этом и уверен, что уже через неделю-две сформируются кучки по интересам, а уже через месяц начнется «фарш».

Зурико Назадзе: Вы знаете, идиллии не будет. У меня такое ощущение, что все разобьются на маленькие группки, потому что все очень разные. У меня есть позитивное предчувствие, что этот проект будет в этом плане круче всех предыдущих. Мне близкой по духу показалась Яна, позабавил своим серьезным подходом наш Дон Жуан.

Яна Голубятникова: Я рассчитываю, как минимум, на первые две недели. Потом если что-то изменится, я бы очень не хотела, чтобы от кого-то начала исходить негативная энергия, это осложнит и без того сложную ситуацию и будет чертовски неприятно. Самое сложное — это то, что придется со временем кого-то убирать с проекта. Все равно это в какой-то степени негуманно.

Настя Рубцова: Пока реально не начнем голодать, пройдет первая неделя, первые впечатления угаснут, начнется повседневная жизнь. Наверное, что-то кого-то уже начнет раздражать, появятся какие-то споры и конфликты. Все это обострится, если мы не сможем добывать еду. До исключения участников еще далеко, а, как правило, больше всего изматывает повседневность. Когда ты смотришь на человека 24 часа в сутки и этих суток очень много, то можно сойти с ума раньше, чем придется делать выбор.

Александр Комов: Об этом придется думать тогда, когда приблизится голосование.

Что вас может вывести из себя в людях?

Карина Сабирзянова: Если я чувствую в человеке неискренность и двуличие.

Наталья Сюткина: Когда человек врет или говорит что-то за глаза, я не люблю шушуканья по углам.

Никита Голубев: Скорее всего, меня может вывести из себя лишний пафос и попытка выпендриться.

Зурико Назадзе: Я больше всего обращаю внимание на эмоциональную сторону человека, мне безразлично, что человек делает, но больше всего меня раздражает поведение «и нашим и вашим».

Настя Рубцова: Трудно сказать, поскольку это может быть что угодно. Когда ситуация накаляется и доходит до предела, то поводом для конфликта может стать любая мелочь — не так посмотрел, не так сказал.

Яна Голубятникова: Мне не нравится бездействие и тупое беспардонное сидение на месте, но при этом я не люблю и когда что-то делается зря и впустую.

Ты сказала, что когда-то танцевала стриптиз. Пойдешь ли ты зарабатывать этим способом вместе с Любой Гайкович?

Наталья Сюткина: Если сильно буду голодать, то да, наверное. Правда, последние годы я только по телевизору стриптиз видела, так что не знаю, насколько бы это у меня получилось.

Какое у тебя первое впечатление от Влада Абрамова?

Никита Голубев: Не знаю, с ним мы вообще не разговаривали еще. Забавный, говорит медленно.

Комов Александр: Прикольный кадр, сидит один, отвечает всегда так непонятно. Может, это имидж такой — пофигист по принципу «Анархия мать порядка». У Саши Константинова тоже интересное поведение — спокойное, только непонятно, почему так от всех отделяется, производит впечатление чем-то загруженного. Я очень надеюсь, что он все-таки вольется в общую компанию и нам удастся пообщаться. Может, комплексы у него какие-то. Но, опять же, все это очень поверхностные рассуждения. Я постараюсь со всеми найти контакт. Пока все мы находимся в состоянии эйфории.

Какой будет твоя реакция, если, например, только тебе будет удаваться что-то заработать и придется делить это на всех?

Настя Рубцова: Наверное, я буду гордиться собой, что я смогла сориентироваться в ситуации. Собственно за этим я и еду.