1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

94

95

96

97

98

99

100

«Нежные отношения». Травести шоу на ТНТ

В поисках «Матрицы»

Только елки не хватает в доме


52 день

Такое ощущение, что голодающих испытывают на законопослушность — организаторы выбирают самые лучшие для шоу условия — когда земля под ногами горит. Вот и сейчас Наташа и Влад вышли в город за елкой, но елочные базары как час закрыты, а уже вечером их демонтируют и хвойные деревья увезут специальные люди в неизвестном направлении. Но пока зеленые красавицы стоят у закрытых контейнеров. Берлин — город законопослушных граждан. Немец, не купив елки у продавца, просто так ее не возьмет. А мы возьмем — ибо какой Новый год без елки? Тем более, что только ее не хватает в украшенном организаторами шоу голодном доме.

Влад, как настоящий бунтарь, не хочет быть как все: «Ну ее нафиг» говорит. Наташа стояла на своем и вообще была сегодня добродушно терпелива. Наконец, взяли муниципальную елку и поволокли ее за собой. Вдруг, полицейская машина. Уиу-уиу-уиу. «Откуда елка?». Наташа по-английски почти не говорит, Влад кое-как объясняет полисменам, что дерево просто стояло на улице, никого не было — ну, типа и ничье. Полицейский не унимается и напоминает: «Наш город за это заплатил». Наташа, вопреки сказанному блюстителем порядка на немецком, что русского не понимает, спрашивает: «Простите, а купить нельзя?». Пошел обыск. У Влада, естественно, находят кабели от скрытых камер — «Похоже на телевидение» — мелькает в головах полисменов. Наташа, тем временем, рассказывает на ломанном английском вперемешку с русским, что паспорт в отеле, а остановились у подруги, а где она живет — сами голодающие не знают. Слушая это, полицейские начинают хихикать. Наташа в ответ режет правду-матку: «Вы понимаете так же по-русски, как я по-немецки! Поэтому тут ничего смешного нет». Блюстители удаляются на консилиум. Наконец, звучат слова про Шпандау — где действительно находится голодный дом. Усатый полицейский с иронией интересуется: «И вы хотите идти в Шпандау пешком с елкой под мышкой?». Снова в ответ смесь русского с английским. Полицай обнаруживает скрытую камеру в шапке Влада, съемочная группа в процесс не вмешивается, все выжидают, чем кончится. «Большая Россия смотрит на нас!» — произносит один из шести полицейских, вспомнив про русское шоу, которое снимается в Берлине. Ребят приглашают в автозак. Голодающие с приятным настроением и елкой в него залезают, Наташа поет Lovin’ you.

Едут в автозаке, обсуждают перспективы. Денег не брали, значит повезут в отделение. «Ну и что! Мы посидим. Ой, а прикинь, зато на зарядку вставать не надо!» — замечает Наташа. Записали имена голодающих. Пошутили про отца-наркобарона Наташи. Вспомнили, что нельзя штрафовать Сюткину — оказывается, у нее «смол сан ин Раша» :-) На одной из остановок усатый полицейский вытащил украденную с мишурой елку — Наташа захныкала. Пока он ее относил на новогодний базар, узнали ее настоящую стоимость — 25 евро. «Ноу-ноу, тен! Я купила за тен!» — на полном серьезе настаивает Наташа. Наконец, двинулись. «Гоу ин де призон?». Да, в тюрьму — с улыбкой отвечает девушка-блюститель. «Дис ис шутка? Дис ис хахаха?» — с округлыми глазами спрашивает Наташа. Но все же отпустили и попросили больше не красть елку. Наши, конечно же, дали обещание и приняли немного еды от стражей правопорядка: пару яблок и бутербродов со спамом — знаменитым колбасным фаршем, на что Влад эмоционально произнес «Берлинская полиция форева». Пошли закупаться, но мысль, что главная цель похода в город не достигнута — продолжала одолевать Наташу. Недалеко от их фургона нашли хорошенькую елочку и под аккомпанемент Дмитрия Бацуро увезли ее домой.