Бартенев курит

Танцы в огнях

Никита Голубев
В финале должен победить Константинов


93 день Ты до последнего момента ни разу не попадал на дуэль, хотя некоторые участники прошли через это по несколько раз. Ты весь проект прошел очень ровно, хорошо ли это — весь проект провести на одной ноте?

— Я не могу сказать, что я весь проект прошел ровно. Меня по разным причинам не брали на голосование. Сначала ходили такие разговоры, что меня боятся брать на дуэль, потому что я был безоговорочным лидером. Потом я был в довольно хороших отношениях с большинством участников. Я не думаю, что меня не брали, потому что я был каким-то аутсайдером, на которого никто не обращал внимание. Просто я не представлял ни для кого проблем и мог со всеми уживаться.

За кого приятней голосовать зрителям, на твой взгляд — за спокойных участников или за максимально эмоциональных?

— Я не говорю, что у меня все было ровно, я тоже иногда конфликтовал, причем со многими. И сейчас я с Ксенией тоже в конфронтации. Но при этом против меня не голосовали, наверное, это отчасти везение — то, что меня не брали. Кто-то все время был более неприятен, так складывались обстоятельства.

Меня очень удивил выбор Гали, было много ситуаций, когда я готов был поехать, в самом конце проекта я уже не горел желанием быть дуэлянтом. Причина ее выбора мне не понятна, хотя я предполагал такую возможность. Я думаю, на нее Ксения повлияла, она говорит с ней одинаковыми фразами.

Ты волновался перед дуэлью?

— Да, я очень волновался за исход дуэли. Мне было бы очень обидно покинуть проект в этот момент.

Скоро проект закончится, и придется вернуться к своим друзьям и близким людям, ты задумываешься о том, как они примут тебя назад?

— Я не могу привести пример, когда я действовал неправильно, о чем можно было бы сейчас пожалеть. Возможно, в ряде случаев я был излишне импульсивен и эмоционален. Например, с Зурико, но при этом я все равно считаю, что в тот момент я поступил верно, я взял на себя ответственность. Хотя на телемосте, когда снова показали эти кадры, я опять очень эмоционально на них отреагировал. Я предполагал, что эта тема будет поднята, и был готов защищаться, отбиваясь от провокационных вопросов. Я не уверен, что могу объяснить зрителям, почему я так действовал тогда, потому что сложно описать ту атмосферу, которая в тот момент была в доме. Сложно передать мои личные эмоции. Я пытался найти к нему подход, но ничего не получалось. В общем, это единственный момент, за который я переживаю.

На данный момент, какие отношения между участниками?

— Лично я не очень сейчас напрягаюсь, потому что я уже в финале. Мое личное мнение, что в финале должен победить Константинов, и надеюсь, что мое присутствие рядом окажет ему поддержку. Естественно, я тоже хочу победить, но по тому, как я вижу сейчас ситуацию, у него больше шансов.

Тебя много раз упрекали в жестокости, как ты можешь это прокомментировать?

— Я могу прокомментировать это так — я не жест́ок, я, возможно, ж́есток. Я медик, я циничен — это отпечаток профессии. Мои шутки бывают жесткими, да я так шучу. Мне кажется, люди все-таки понимают, когда я шучу, а когда нет. Я не могу ничего добавить в свою защиту, так как я не считаю, что я должен защищаться. У меня большое количество друзей, и все они адекватно меня воспринимают. Тут вопрос понимания. Я, например, тоже никогда не понимал своеобразных шуток Александра Комова. Если я кого-то обидел, то мне очень жаль, я не хотел.

Ты по-прежнему хотел бы оказаться в финале с Любой и Кариной?

— Я бы хотел, так как присутствие этих девушек, несомненно, скрасило бы нашу компанию с Константиновым. Мне кажется, с ними и само шоу было бы веселее.