Вот и все

Back in the USSR

Игорь Камаев
Они сговариваются и голосуют все вместе


32 день С каким чувством едешь домой? Как тебя там встретят, по-твоему?

— Я сейчас не могу точно описать своего состояния. Я очень возбужден. Но я очень хочу домой. Я думаю, что все мои родственники и друзья встретят меня отлично. Естественно, будет торжественный прием. Я в этом уверен. И если сейчас позвонить и сказать, что я завтра прилечу, то, естественно, мы с друзьями сразу же поедем в сауну, а не домой. Сейчас я себя чувствую отлично. Ребята, которые остались в Берлине, — молодцы. Я оставил свой план Наташе и Яне. Я думаю, они его осуществят.

Что это за план?

— Это бизнес-план. Мне же целый месяц делать нечего было, и я собирал информацию из газет, считал все, просчитывал, смотрел. Но кое-что, конечно, у меня в голове было. Основные пункты на бумажке я отдал Голосу и попросил его посодействовать. Он дал ход моему делу, но я уехал. И я все отдал Наташе и Яне. Ведь продавать бутылочки — это уже не интересно народу. А если они откроют свой бизнес, то они утрут нос всем немцам и отомстят за наших дедов. Первый месяц прибыль должна быть до 800 евро, а потом больше.

Что бы ты пожелал ребятам, которые остались в Берлине?

— Никите — быть немного понежнее с женщинами. Ведь некрасивых и нехороших женщин не бывает, бывают лишь мужчины — на «полшестого». Саше Константинову я бы хотел пожелать всего-всего самого хорошего. Из него бы вышел классный друг. Он хороший спортсмен и, вообще, очень добрый парень. Девчонки, хватайте его! Для Любы я бы пожелал, чтобы она достигла своей цели — она учится на юриста. Чтобы в конце концов она стала нотариусом и «разводила» бы все дела по закону. Для Карины — огромное будущее, хорошие перспективы. Потому что Карина — это просто лицо телевидения. Надо за это браться и держаться. Надеюсь, что она наконец-то дождется своего парня, не потеряет то, что у нее есть. Яна, я тебе желаю всего-всего. И прошу тебя, если ты не напишешь на то стихотворение, которое я тебе подарил, песню, выкинь его пожалуйста, потому что оно очень личное. У Яны все получится, особенно с ее задорным, веселым смехом. Она очень добрая девочка, она молодец, Яна. Из нее выйдет хорошая жена, она такая хозяйственная. Влад, ты, конечно, очень классный парень, я не спорю. Но надо немного поживее разговаривать с людьми. Ты уже почти достиг этой линии, этой грани, когда можно нормально общаться с людьми, то есть побыстрее. Ты отличный парень, из тебя бы вышел хороший, верный друг. Я надеюсь, вышел. Конечно, инцидент с Зурико тебе подпортил немножко психику. Но ты забей на это и живи, как хочешь. Жизнь одна и прожить ее надо достойно. Никогда не суди людей.

Дальше, Herr Комов, дорогой ты наш ловелас. Я хочу пожелать тебе меньше ворчливости. Женщины не любят ворчливых мужчин. Ты нормальный, хозяйственный парень. Но надо иногда побольше молчать, чем говорить. И не комментировать свои действия. Тебе пожелал бы я терпеливости. Тебе нужна терпеливость. И в конце концов, начинай учить английский язык. Ты же его знаешь, просто ты его забыл. Надо учить. Это тебе, и все у тебя будет отлично. Ты встретишь классную девчонку в возрасте от 15 до 18 лет, о которой ты мечтал в гордом одиночестве в Берлине. И будь попроще с людьми. Ты сам себя заморачиваешь и тем самым заморачиваешь других. С Наташей отдельный разговор. Наташа, жду тебя в Тюмени. А там мы с тобой обо всем уже договоримся. Все-таки мир тесен. И если сказать честно — я бы не хотел тебя потерять второй раз. Настенька, ты очень умная девочка. Из тебя выйдет хороший руководитель. Ты легко учишь языки и легко, наверное, найдешь себе работу, связанную с точными науками. Ты очень рассудительная, и это очень хорошо. Но я не хотел бы тебя видеть на месте жены, потому что ты все время все опровергаешь, осуждаешь. Женщина должна быть слегка глуповата с мужчинами, тогда все будет ОК. И ты «катай» про себя, а потом выговаривай. Еще я хочу сказать о Зурико. Зурико, я тебя ни за что не осуждаю. Ты — нормальный парень. Единственное, что меня в тебе удивило, это то, что когда я пытался тебе всячески помочь, ты заморачивался на своих каких-то детских амбициях, на своих принципах. Я практически всем с тобой делился, я даже с родными своими так не делюсь. Ты сыграл хорошего 28-летнего мужика, который постоянно ноет и которому постоянно чего-то не хватает. Я не знаю, какой ты в простой жизни, но я не хотел бы тебя видеть в качестве своего друга. Если бы я мог, я бы высказал тебе все это в студии. Но я надеюсь, я когда-нибудь приеду в твою Пермь и выскажу все это тебе в лицо.

Какой опыт ты приобрел на проекте ГОЛОД?

— В принципе, я ничего нового не узнал. Потому что у меня и до этого уже был огромный жизненный опыт. Я просто не хотел играть на камеру, как это многие делали. Просто жил и был таким, какой я есть: когда я хотел, я писал, когда хотел, я думал. Но я практически всегда думал и все это записывал. И года через два я, наверное, напишу книжку о первом проекте ГОЛОД, и выскажу там все свои мысли и идеи (По контракту участники не имеют права этого делать. — ТНТ). Просто я родился и вырос в большой семье: нас было трое родных братьев и приемная девочка. Несмотря на то, что мы жили в общаге, в 12 квадратах, наша семья разрослась и встала на ноги. Большая заслуга в этом моего отца и моей матери. За что я им очень благодарен, я их очень сильно люблю. И я никогда не хотел бы выглядеть подонком в глазах этих людей. Потому что прежде всего человек должен оставаться человеком. На проекте я научился молчать, я научился сглаживать какие-то конфликтные ситуации. Правда, мне хотелось иногда померяться с Шурой Константиновым силой, сказать Зурико, что он ээ… гей конченный, но я избегал этих ситуаций. Я старался, чтобы люди не настраивали себя агрессивно, потому что агрессии там и так хватает. Я поступал, как мне кажется, легко и просто: я либо молчал, либо говорил другими словами — как-то пытался сгладить ситуацию, чтобы злобы никакой не было никогда. Такое мое поведение нельзя назвать тактикой. Если честно, мне эта игра приснилась. Еще за несколько месяцев до кастинга. Я помню, мне приснилось, что я совершенно с незнакомыми людьми заваливаю в дом, где все розовое. Это мне запомнилось. И на самом деле, когда я зашел в дом, у меня глаза вылезли на лоб. Я очень удивился — я же это видел уже!!! Так что все предсказуемо, все предопределено. Как я уже говорил, в жизни есть весы, которые все взвешивают. Чего хочет человек — того он добивается. Я, например, захотел вернуться в Тюмень, потому что моя семья там одна, мне надо ее прокормить. Тем более впереди новогодние праздники. Я себя испытал, мы — 12 человек — вылезли из 30 тысяч. Я думаю, это нормальное испытание. Более того, я хотел бы открыть там какой-то бизнес, доказать этим людям. Но я выглядел бы подонком в глазах своих родных и близких, потому что я так несуразно бросил их там на произвол судьбы.

По-твоему мнению, как изменится твоя жизнь по возвращении домой?

— Все, что ни делается, делается к лучшему. Во-первых, я наберу килограмм 10 веса. Во-вторых, я сброшу вес с яиц. В-третьих, я напьюсь водки! (Смеется) А там будь, что будет.

Хотелось ли тебе когда-нибудь еще раз вернуться в Берлин?

— Да, и я по возможности скорее всего туда вернусь. Я просто помогу ребятам. Я приеду туда в качестве туриста. Я ведь знаю, где они живут, в каком районе и как туда подобраться, как подъехать. У меня есть даже схема. Я думаю, что я их найду и дам им денег.

Твои прогнозы: кто следующий претендент на выбывание, кто лидирует в ГОЛОДе?

— Там все так нечестно происходит. Вся команда разбилась на группы. И они находятся сейчас в такой ситуации, когда люди не хотят поднимать выше, они остановились на бутылочках и картинках и не хотят идти дальше. Сильная группа — это четверка: Саша, Карина, Люба, Никита. Никита заявил себя таким явным лидером. Но чаще всего он обижает людей своими громкими высказываниями. И люди, избегая конфликтных ситуаций, отмалчиваются. В результате чего Никита еще больше возносится. И я думаю, что в дальнейшем будут вылетать самые молчаливые. Или будут судить по тому, кто сколько денег заработал, кто как себя проявил. Я думаю, Саша Комов продержится еще один кон, одни выборы, потому что он умеет готовить, а всем готовить в падлу, и посуду мыть всем в падлу. Вы, наверное, видели: я, Люба и Саша Комов, мы практически не вылазили с кухни, драили эту посуду на 12 человек. Просто нас так приучили, что свинства на кухне не должно быть, а остальным всем наплевать. Я думаю, поэтому Комов продержится еще кон-два, но не более. А следующим будет, скорее всего, Влад. Потому что он молчаливый. Убирают прежде всего слабое звено. Мне его искренне жаль. Хотя Влад сделал такую верную штуку — он просто пошел в церковь. Я думаю, Бог будет на его стороне. А если люди там поумнеют, то они разобьют эту четверку: Саша, Никита, Карина, Люба. Она самая сильная, потому что они голосуют совместно. Они сговариваются. Я, конечно, не держу зла на людей, которые голосовали против меня. Я знаю, от добра добра не ищут. Все так, как должно быть. Но в любом случае, то же самое может произойти и с ними. Просто надо держать себя в руках и оставаться человеком. Не надо превращаться в животное и бросаться на камеры. Зачем?!! Приедешь домой и все выскажешь, но уже дома, перед зеркалом.